Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:31 

Apple horse
Cause our hearts are locked forever, and our love will never die.
Утащу сюда к себе, потому что люблю Аэлен.:heart::heart::heart:
Спасибо большое за поздравление и такой чудесный подарок отпотпдодалидодаликьяяяяяяяя, а ещё за то, что вы остаётесь рядом со мной и всегда готовы поддержать и откликнуться ;www; Мне это очень важно. Правда. Думаю, пока в меня верят, я должна стараться.
Спасибо.:heart:
27.09.2015 в 20:31
Пишет Aelen:

Я думала, я буду делать это всего один раз
С днём рождения, милая Apple horse! Я очень рада, что мы знакомы. За эти годы ты не раз выручала меня, мы разделяли приятные моменты, и ты действительно стала моим другом. Я благодарна и за помощь, и за лёгкие разговоры, и за совместное горение, и вообще за то, что ты есть. Не унывай, не сдавайся и у тебя обязательно всё получится! Главное, чего я тебе желаю на следующий год - побольше веры в себя.
Поздравляю!

Название: Сентябрь в Токио
Автор: Aelen
Бета: Кристал., Мэй_Чен
Фандом: Tsukiuta
Размер: миди, 4236 слов
Пейринг/Персонажи: Хадуки Йо (Август)/Нагацуки Йору (Сентябрь),
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Новая жизнь в новом городе – непростое испытание для отношений.
Примечания: Посвящается Apple horse. Спасибо тебе за многолетнюю помощь и совместно проведенное время! Спасибо Свеми за консультацию по канону.

Токио встретил их полуденным солнцем, высокими зданиями, разноцветными вывесками и переплетением проводов. Он был похож на игрушку — вычурную, несуразную. Он ошеломлял и захлёстывал.
Теперь это — их город.
Йору закрыл глаза, вслушиваясь в голос его нового дома. Людская речь, крики, шуршание толпы, гудки, объявления, ветер, шелест листвы…
— Йору, да ты посмотри!
И среди этого — знакомая нота, известная Йору с детства.
Крики Йо вывели Йору из задумчивости — надо было быстрее бежать за ним, а то опять потеряется. За то время, пока они добирались сюда, Йо уже успел заблудиться в торговом центре, закопавшись с покупками, чуть не опоздать на поезд, зазевавшись около торгового автомата, и отстать от Йору, заболтавшись с какими-то прохожими девушками так, что тому пришлось полчаса искать его в незнакомом городе. С ним отвлекаться было никак нельзя.
— Какой огромный магазин! Чёрт возьми, да здесь есть всё! Мне как раз была нужна новая кепка…
Йо уже пробежал огромную красно-черную вывеску и понесся внутрь зала, отделенного от улицы аркой.
На этот раз Йору уже успел его догнать и одернуть.
— Боже, у нас в Наре был точно такой же «Дон Кихот».
— Нет-нет, ты что, совсем другой! — Йо уже закопался в коробку «Всё для праздника» и сравнивал хлопушки. Йору даже не хотел задумываться, кому Йо хочет этим обеспечить сюрприз, как, и будет ли у этого человека потом инфаркт.
— Это одна сеть, они везде одинаковые.
— Но этот больше! Например, я не припомню у нас отдела с маскарадными костюмами. — Йо уже успел нацепить на себя клоунский нос прямо с ценником, и Йору не смог сдержать улыбки.
— Наверное, ты в него просто не заходил. Пойдем уже, — Йору повертел в руках и положил обратно подвернувшийся под руку пакетик. С упаковки на него смотрела миловидная девушка в костюме горничной. Лучше уж клоуны.
Они вернулись на душный Синдзюку и снова оказались в спешащей толпе. Всё это было для Йору непривычным, но ему казалось, что он полюбит Токио.
— Хочешь сходить? — спросил Йо, заметив, что взгляд Йору направлен на огромный гейм-центр с белым инопланетянином из «Space Invaders» на верхушке.
— Да нет, — покачал головой Йору, — пойдем лучше на смотровую площадку. Всегда мечтал там побывать.

С высоты Токио был другим. Здания больше не давили, они просто превратились в простирающуюся вдаль серую равнину, которая переходила в чистое голубое небо. Он был настолько огромен, что ему и края не было. Город свободы, бесконечный город.
Йору смотрел на Йо, и ему казалось, что тот возвышается над Токио. Резкий, смелый, яркий, ярче всех людей, что остались над земле. Йо принадлежал этому месту под самым небом.
— Это же теперь наш город, верно, Йору?
Йо не смотрел на него. Он смотрел вдаль, дальше равнины, дальше неба.
— Мы покорим его.
Йору кивнул.
— Вместе! — Йо приобнял его за плечо, прижал к себе, как верного соратника, и улыбнулся как старому другу.
Йору не знал, принадлежит он небу или земле.

***

Лето закончилось, и начались учёба, работа, съемки. «Кто вообще придумывал это расписание» — думал Йору, собирая книги с парты в рюкзак. На мысли давил ненаписанный реферат, а через три дня должен был начаться новый проект «Процелларума».
Йору был недоволен своей работой в предыдущем проекте и предполагал, что в новом ему придется выложиться больше. Но если разбирать приоритеты, учёба была важнее. Карьера айдола всегда быстро начинается и быстро заканчивается, а работать и после этого придётся. Элементарная логика, ничего больше.
А вот до Йо это, похоже, не доходило.
— Йору, хочешь с нами? — окликнул он его на выходе из класса. — Мы с Такуто-куном собирались в караоке.
«Такуто-кун?» — Йору оглянулся. Рядом с Йо стоял одногруппник, имени которого Йо и запомнить ещё не успел. Люди рядом с Йо сменялись каждый день — новые парни, новые девушки, будто весь университет стягивался к нему в мгновение ока. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Йо был хорошим человеком. И красивым. Он не мог не нравиться— в этом Йору был уверен.
— Учиться тебе надо, вот что. Сдача рефератов скоро.
Йо махнул рукой. Это значило «успеется».
Йору собирался поступить благоразумнее: у него уже были планы пойти в библиотеку. Может, стоило позвать туда и Йо при случае, ему пошло бы на пользу.
— Да нет, я по учёбе сегодня. Удачно вам повеселиться.
— Ага! И тебе! — в улыбке Йо не было ни обиды, ни расстройства, и они разошлись.

На то, чтобы собраться, позвонить Йо и пригласить его куда-нибудь, у Йору ушло три дня.
— Привет! — начал Йору и запнулся, не зная, какие слова подобрать, но это осталось незамеченным.
— О, Йору! Давненько ты не звонил! — на фоне голоса слышалась громкая музыка — какой-то клуб?
В комнате Йору было уютно: приглушенные коричневые тона, мягкий диван, жёлтый абажур на настольной лампе, столик, на котором было бы очень удобно играть в шахматы или пить чай. Кажется, Йо любил с ароматом имбиря?
Но Йо сейчас танцевал в синей темноте и блестящем свете разноцветных ламп. В Наре было не настолько много ночных клубов — стоит ли удивляться, что теперь Йо хочется перепробовать всё. Йору только надеялся, что обойдется без того, чтобы Йо куда-то вляпался.
— А ты не хочешь завтра… — Йору помнил, что хотел пригласить Йо в библиотеку, — пойти в караоке? Раньше мы частенько ходили…
— Караоке? А, прости, меня на завтра уже позвала прогуляться Хина-чан.
Йору решил не спрашивать о том, кто такая Хина-чан, а только поругал себя за плохую память на имена.
— А, правда? Тогда прости, что побеспокоил.
— Может, в другой раз! — Йо явно пытался кого-то перекричать.
— Да, обязательно!
Йору повесил трубку и вздохнул. Он не понимал, почему позвал Йо в караоке, а не в библиотеку, куда этому лоботрясу определенно было нужно сходить.
Он не понимал, почему вообще звонил по телефону, а не просто подошёл после учёбы. Или может, стоило позвать его пообедать вместе на крыше? И было бы совсем как тогда, ещё в школьные времена.
Останавливало то, что на крышу их университета и заходить-то нельзя было.
Йору пытался звонить ещё дважды, но всякий раз у Йо были какие-то планы. А как только намечался, казалось бы, свободный день, у «Процелларума» нарисовывался какой-то номер, фотосессия или мероприятие.
После пятого раза Йору перестал и звонить.

Зато, во всяком случае, они ещё встречались на работе.
Для Йо сцена была любимым местом в его жизни. Он не раз описывал невероятное ощущение, которое испытывает, вживаясь в свою роль. Нет, лучше было бы сказать, что Йо не вживался в роль — он и был своей ролью. Харизматичный, активный, громкий, влюбленный в каждого человека в этом мире.
Сегодня они снова репетировали песенный номер.
Йору не любил ни петь, ни танцевать, и не считал, что у него это хорошо получается. Зато он любил смотреть, как танцует Йо. У того был природный талант: тело двигалось по чётким, но уникальным схемам, вырисовывая новые фигуры, которые хотелось повторять. Забавный и грациозный одновременно. Его голос — яркий, заводной — поднимал настроение. Йору всегда считал, что Йо нашёл себя в сфере айдол-бизнеса.
Что же до самого Йору, то он, скорее, был здесь, чтобы сопровождать Йо. Быть тем, кто внимательно читает контракты, следить, чтобы тот не репетировал до изнеможения, или приносить забытый обед. Работу за сценой он любил больше, чем работу на сцене. Рядом с Йо он считал себя достаточно невзрачным, так, шестым человеком, заполняющим пространство.
Шаг влево.
Но ему этого хватало, пока он мог быть частью «Процелларума».
Шаг вправо.
«Поэтому я и буду стараться изо всех сил».

После шестой попытки объявили перерыв, и Йору собирался уйти, но краем уха уловил один разговор.
— Эй, Йо, — менеджер, человек душевный, но строгий, отозвал Йо в сторонку. — Я слышал, что нашим спонсорам понравилось твоё последнее выступление на концерте. Предлагают поучаствовать в телепрограмме «Битва талантов». Что думаешь?
— Звучит интересно, — Йо расцвёл: ему нравились комплименты.
— Съемки должны занять приличное время, но у «Процелларума» всё равно сейчас нет масштабных проектов, так, по мелочи.
— Почему бы и нет?
— По рукам! — менеджер и Йо дали друг другу пять. — Тогда завтра зайдешь в офис по адресу…
Дальнейшая информация уже не имела значения, и Йору вернулся в гримёрку.
В гримёрке «Процелларума» вечно царил бардак. Украшения Йо, меха Шуна, мейк-ап, куча мусора. Сейчас Йору чувствовал себя частью этого беспорядка. Чтобы отвлечься, он начал переставлять бутылки с гелем для волос у себя на полке — это бессмысленное, но методичное действие успокаивало.
— Эй, Йору! — его кто-то обнял сзади, и Йору почувствовал запах знакомого апельсинового парфюма. — Представляешь, меня позвали в новый проект.
— Да, поздравляю! — Йору улыбнулся ему — он был искренне рад.
— Телепередача какая-то. Но я впервые буду участвовать в телепроекте такое долгое время, это прорыв!
— Постарайся там. — Йору поменял местами ещё две склянки, названия которых он даже не помнил. — Йо, можешь отпустить меня немного? Дышать тяжело.
— А, конечно! — Йо отпрянул и сел на стул напротив Йору. — Я прямо представляю… — Он щелкнул пальцами. — После этого у меня должно быть больше денег, славы… Да я буду круче Шуна! Готов поспорить, девчонки так и начнут вешаться!
— Я в тебе и не сомневался, — Йору встал и похлопал Йо по спине. — Вставай, нам на сцену пора.
— Но я только сел!
— Пора.
Они шли обратно в зал, и Йору заметил, что его пальцы слишком сильно впились в ладонь, только тогда, когда стало больно.
Он понял, что должен стараться больше, сильнее, лучше.

***

Летом в Наре чистое небо, и луна сияет так, словно висит совсем-совсем близко.
Та летняя ночь была из тех тихих, загадочных ночей, когда на улице так хорошо, что не грех и выйти прогуляться, любуясь на звезды и размышляя о высоком.
— Эй, аккуратнее! — рыжий мальчишка в футболке и шортах ждал за оградой, через которую уже успел перелезть. Второму было неудобно: он пошёл в длинных штанах, что делало подобные трюки значительно сложнее.
— Мы точно должны туда идти? — жалобно взмолился тот, кто сидел наверху, не решаясь спуститься вниз.
— Это испытание на храбрость! Каждый мужчина должен хоть один раз в жизни это сделать! Ты же не девчонка.
Второй мальчишка вздохнул и потянулся ногой, отыскивая удобное место, чтобы опереться. Первый выступ он нашёл, но вот со вторым не получилось, и мальчишка спрыгнул. Приземление вышло неудачным, и он поморщился от боли.
— Ладно, Йору, извини, надо было тебе помочь, — рыжий протянул ему руку.
— Нет-нет, я в порядке, — Йору отряхнул штаны и поднялся. — Но Йо, ты уверен, что влезать в храм ночью — это хорошая идея? Может, пойдем отсюда?
— Не трусь! Мы не можем дать этому Мизунэ взять нас на слабо.
— Взять тебя на слабо, — Йору подчеркнул слово «тебя».
— А ты согласился пойти со мной.
Йору уже открыл рот, чтобы поспорить, но прервался.
— Стой.
— Что такое?
— Я слышу шорох.
— Да ладно тебе, это просто ветер, — отмахнулся Йо.
— Да нет, я серьезно, это не может быть ветер. Слышишь? Такое шурх-шурх.
— Врешь.
— Тогда иди впереди.
Йо замялся.
— Ладно.
Ночью территория храма совсем не похожа на то, что видно днём. Днём это яркие здания, множество людей, солнце, запутавшееся в листве, цветы… Ночью — темнота. Множество углов, деревьев, слепых мест, за которыми что-то может ждать. Дороги, которые неясно куда ведут. Пройдешь чуть дальше, свернешь не туда и заблудишься. И кто знает, не живёт ли под воротами храма мстительный дух, ожидая шанса зайти на святую землю?
Послышался крик, и Йору вздрогнул. У него чуть было кровь не замерла в жилах, но оказалось, что кричал идущий впереди него Йо, который встал как вкопанный и дрожал, сжимая как меч подобранную на обочине палку.
— Ты чего? — Йору похлопал Йо по плечу, и тот вздрогнул ещё раз.
— Я с-с-слышал, — заикаясь, ответил Йо.
— Что?
— Ну, то самое. Шурх-шурх.
Йору окинул взглядом лес вокруг и сжал кулаки. Если за деревьями и впрямь что-то пряталось, то это было плохо, очень плохо.
Послышался твердый, ритмичный стук.
Холодные пальцы коснулись его предплечья.
Йору закричал.
— Йо, ты чего? Думай, прежде чем в темноте так цепляться…
— Можно я за тебя подержусь? Мне страшно.
Йо дрожал ещё больше, чем сам Йору.
— Хорошо. Я поведу.
Он с решимостью посмотрел вперёд. Если даже Йо боялся, то Йору должен был о нём позаботиться.
Темнота зашевелилась.
— Там что-то есть…
— Оно идёт на нас…
Йору хотел закричать, но не мог издать ни звука.
Фигура в темноте медленно, но неукротимо приближалась к ним.
— Вдруг это злой дух… — забормотал Йору, надеясь, что Йо ответит, и он хотя бы услышит его голос.
Но Йо не ответил.
Йо крепче сжал палку, отпустил Йору и понесся вперёд на неведомое существо с боевым воплем.
Существо резко развернулось и быстро ускакало, цокая копытами. В лунных проблесках Йору разглядел рога.
— Так это был всего лишь олень?
— Ага, — Йо рассмеялся. — А я-то так испугался. Думал, что в штаны наложу. Особенно когда бежал на него.
— Ты в порядке?
— Всё пучком, — Йо улыбнулся так широко, как только мог. — Только… Ты не знаешь, куда мы забрели, пока ходили кругами, пытаясь избежать оленя?
Это было страшнее, чем встреча с оленем. Тогда-то Йору и понял, что они заблудились.
Они ходили по парку ещё час, но так и не нашли выхода. Только полянку, где можно было сидеть на мягкой траве, смотреть на звезды и болтать всю ночь.
Было холодно, а когда их наутро нашли взволнованные родители, им обоим всыпали по полной программе. Но никогда в своей жизни Йору больше не чувствовал себя так спокойно, как в ту ночь.
Та пустая поляна была целым миром для них двоих. И нигде и никогда Йору не было так весело, как там, в мире, который он делил только с Йо.

***

Конечно же, приглашение на телепередачу не стало единственным раздельным проектом. Пока в группе было затишье, приглашения посыпались и на Йору. Учёбу тоже никто не отменял. Экзамены. Дела. Новые знакомства.
Город поглотил их, сделал своей частью, и в нём и растворился тот маленький мир, что построили они вдвоём. Ночь, разукрашенная неоном и светофорами, стала привычнее, чем чистое звёздное небо. Йору и самому было интересно, когда же наступит момент, когда он, готовя карри, перестанет вспоминать о том, что это любимое блюдо Йо, потому что у него всё равно не будет времени зайти в гости.

***

Вся группа дивилась новенькому фотоаппарату Йору — он решил вспомнить старое хобби, которым давно хотел заняться серьёзнее. Они даже попросили менеджера сфотографировать их всех вместе на память: сияющий и улыбающийся «Процелларум», не тот, что в журнальных статьях, а тот, какой он есть на самом деле.
С тех пор Йору периодически приносил на репетиции камеру. Это отлично помогало расслабиться в перерывах. Он фотографировал сцену, певцов, декорации, рабочих, и потом раскладывал эти фотографии, отбирая лучшие.
Однако он не хотел фотографировать Йо, хотя тот много раз предлагал ему попозировать. Слишком много чести будет, загордится ещё. Йору сделал это сам, случайно, машинально, когда в очередной раз смотрел на то, как Йо поёт. Рука соскользнула и нажала на кнопку, а Йо не заметил, погружённый в музыку.
Фотография вышла плохо, но Йору раз за разом к ней возвращался, сомневаясь, удалить файл с компьютера или всё-таки нет.

***

Решение чаще задерживаться и меньше отдыхать не могло не привести к очевидным последствиям. Сначала Йору начал засыпать на уроках, потом подхватил кашель и температуру и слёг в постель на неделю. Йо позвонил на второй день его болезни.
— Привет! Слышал, ты заболел?
— Да, — Йору перевёл дыхание — с таким насморком и говорить было тяжеловато. — Надеюсь, у группы не будет из-за меня проблем?
— Да нет, я вроде не слышал, чтобы были. Ты это… — Йо на другой стороне провода явно задумался. — Извини.
— За что?
— Что не могу прийти тебя навести. Понимаешь, я сейчас в другом городе…
— А, вот как, — Йо его не видел, так что это не имело значения, но Йору попытался улыбнуться. — Ничего страшного.
— Ты правда не обижаешься?
— Конечно нет, — Йору немного поскреб пальцами по одеялу. Напускная веселость голоса Йо сейчас даже немного раздражала. — Заходи, как вернешься!
— Обязательно, — сказал Йо, но Йору про себя отметил, что обычно такие обещания ничем не заканчивались. — Выздоравливай!
— Бывай, — Йору закашлялся и решил на этом повесить трубку. Перед этим он собирался попробовать приготовить себе кашу, но сейчас хотелось просто лечь и попробовать заснуть.
Конечно же, его глаза не закрылись до трёх ночи.


На седьмой день его затянувшейся болезни пришёл Шун с букетом хризантем и коробкой печенья. При одном только виде Шуна у Йору появилось плохое предчувствие. Только его Йору в жизни и не хватало.
— Привет, — Йору замялся у двери. — Почему ты пришёл?
— Навестить больного, конечно же, — Шун, увидев его кислое лицо, предусмотрительно поставил ногу в дверной проём. — Не хочешь пустить гостя в дом?
— Я, честно говоря, и не ожидал.
— Ну, я же всё-таки ваш лидер, — героически провозгласил Шун, словно собирался повести его на смертный бой. Йору не смог сдержать улыбки и всё-таки уступил ему дорогу.
Войдя в комнату, Шун присвистнул.
— Я ожидал, что твоя квартира будет, как бы сказать, почище.
— О-обычно всё не так, — Йору сделал попытку схватить охапку оставленного на тумбочке белья, чтобы убрать в шкаф. — Просто из-за болезни я быстро устаю, вот и…
— Да понятно с тобой всё. Оставь, — Шун дотронулся до руки Йору, надавливая вниз и намекая, что тот может оставить одежду, где лежала. — Ложись и не дергайся.
— Боюсь, в твоём присутствии ложиться — это несколько опасно.
— Ты меня обижаешь, — надул губы Шун. — Где кухня?
— По коридору и налево. Нет, Шун, это право, — Йору рассмеялся. Шун его всегда немного пугал, но сейчас, похоже, самому Йору была нужна маленькая встряска, чтобы поднять настроение.
Йору послушно сел в кровать и стал ждать, во что же выльется спонтанная забота Шуна.
— Вот! — через пару минут Шун с гордостью внёс в комнату чай.
— Спасибо, — Йору принял у него из рук кружку. — Стой, ты что-то в него насыпал?
— Ага, корицу, — сказал Шун, не отвлекаясь от дальнейшего изучения комнаты Йору.
— Корицу? В чай? Зачем? Неудивительно теперь, что ты хвалил мою готовку, если сам способен на… — Йору так и не сумел подобрать слова. — Такое.
— Ты говоришь это с таким разочарованием, будто я кого-то убил. Или не убил, — Шун рассмеялся, но прервал свой смех прямо на высокой ноте, склонив голову вниз и глядя Йору прямо в глаза. Йору почувствовал себя кроликом, которому вот-вот перегрызёт горло лисица. Хотя Шун был скорее похож на песца, чем на лисицу — бледный и в белых одеждах.
— Ты ведь слёг из-за того, что стал чаще репетировать?
— Не знаю.
— Не ври, я видел, как ты оставался и пытался что-то делать даже после того, как все расходились. Зачем?
— Хочу стать лучше.
Шун без улыбки ему похлопал.
— Какой трудолюбивый мальчик. А я-то думал, тебя больше интересовала учёба.
— И это тоже, — Йору уткнулся в чашку, только бы избежать дотошного взгляда.
— Я знаю, что твои оценки упали.
— Откуда?
— Позвонил, представился твоим родителем и узнал информацию из учебной части.
Только таких проблем Йору не хватало.
— У тебя совесть вообще есть?
— Сложный вопрос, — Шун прокрутился на компьютерном стуле. — Ой-ой, неужели малыш Йору злится?
— Да ну тебя, — Йору поставил чашку на тумбочку.
— Тогда переходим ко второму вопросу нашей викторины, — Шун снова развернулся к Йору. — Это всё связано с Йо?
— С чего ты взял?
— Ты забыл выключить компьютер, и у тебя открыта его фотография.
Йору готов был провалиться сквозь землю.
— Я просто сортировал файлы и собирался её удалить.
— Мне удалить за тебя? — Шун взялся за мышку.
— Не надо.
В комнате повисло молчание.
Йору никогда раньше не замечал, что тиканье стрелок в его комнате звучит настолько отчетливо.
— Ладно, я всё расскажу. Я боюсь подвести его. Боюсь того, что недостаточно хорош, чтобы быть рядом с ним. У Йо всегда так хорошо получалось, он всегда был так добр ко всем… А кто я? Невзрачный мальчишка, который попал в группу по чистой случайности и не может жить его жизнью. Я буду только тянуть его вниз.
Йору замолчал, потупив взгляд.
— А может, всё несколько проще? — Шун сомкнул пальцы и наклонился к Йору, дожидаясь, пока тот не поднимет глаза. — Ты боишься, что его у тебя заберут.
— Он не мой, так что его не могут у меня забрать.
— Ты сам-то так считаешь? — рассмеялся Шун.
Йору только вздохнул.
— Смотри. Вот ты, вот твой лучший друг, у вас всё прекрасно и чудесно, цветочки-ягодки. Но вот из маленького городка, где совершенно нечего делать, вы перебираетесь в большой город, и у вас резко появляются другие занятия. И ты начинаешь бояться. Что ему, такому блестящему, такому красивому, наверняка станут интересны другие, такие же, как он. Может, тебе даже хочется, чтобы он поменьше выделялся, не правда ли?
Йору не знал, что ответить. Очень хотелось взять и послать Шуна, но для этого Йору был слишком вежливым.
— Ты боишься, что он изменился. И пытаешься измениться вслед за ним. Стать таким же, как он. Встать с ним на одну ступень, — Шун загибал пальцы, отсчитывая предложения. — Это называется ревность.
— И что в этом не так? — Йору начинал злиться. — Что мне делать-то? Просто взять и уйти из его жизни?
— Да нет, — Шун встал со стула. — Просто задумайся, нужен ли Йо второй такой же Йо.
Он взял куртку и направился к выходу, и Йору в исступлении пошёл за ним.
— Ей-богу, ты ведёшь себя, как влюбленная девица, которая боится, что её отвергнут. Все эти подглядывания за сценой, фотографии, заморочки… — лицо Шуна скривилось, будто он хотел сплюнуть. — А просто взять и поговорить не можешь. Я думал, что Йо для тебя — не какое-то небесное светило, а друг. Откроешь дверь?
— Ага, — Йору начал возиться с защёлкой, пока Шун обувался.
Он решился сказать это только тогда, когда Шун стоял уже в дверях.
— Знаешь, Шун… Спасибо.
— Ну, я же всё-таки ваш лидер.
Впервые улыбка Шуна не показалась Йору ни загадочной, ни устрашающей.

***

— Йо, привет, можешь сейчас говорить? — Йору еле дождался момента, когда гудки в трубке остановились.
— Да… Йору, с тобой всё в порядке? — в голосе Йо слышалось беспокойство.
— Не хочешь пойти завтра вечером погулять?
— Прости, у меня снова были планы, мы…
Йору не дослушал. На этот раз он твёрдо знал, чего хочет.
— Йо. Я очень хочу с тобой поговорить.
— Хорошо. Я всё понял, Йору, — с голоса Йо спала вся беззаботность. — Где хочешь встретиться?
— Может, на Синдзюку, в восемь часов? Там, где мы и начинали.
— Хорошо. До встречи, Йору.
Йору уже собирался отключиться, прежде чем услышал:
— Знаешь, а я по тебе соскучился.

Они гуляли по Синдзюку среди ночных огней, шумных дорог и толп людей, которые спешили засесть в каком-нибудь гостеприимном кафе после тяжелого рабочего дня. Почти как в день их приезда, только не ощущалось тесноты и духоты, которой их встретил тогда город. Может, это потому, что приближалась зима, а может, они просто привыкли.
— Йо… — Йору было сложно говорить, но он старался подобрать слова. — Мне очень нужно было с тобой увидеться.
Йо кивнул. Обычно его сложно было заставить замолчать, но сейчас он был другим. Йору чувствовал, что Йо его понимает.
— Ты помнишь среднюю школу?
— Ну да. А что?
— Тогда ты подрос, стал много с кем общаться, стал популярным… — Йору отвернулся, словно в поисках ответа на свой вопрос в витрине магазина. — И я испугался, что ты…
— Изменился? — закончил за него Йо.
— Да. Сейчас мы стали реже видеться, и мне кажется, что творится что-то похожее.
Они шли вперёд, мимо станции, мимо многочисленных лавочек, мимо поворота на Кабуки-чо, сияющего красными огнями. Просто вперёд, сами не понимая, куда идут.
— Но на этот раз — другое. Я не боюсь, что ты изменишься. Тогда я убедился, что Йо остаётся Йо, что бы ни случилось.
— Спасибо… — Йо явно растерялся, не зная, как ответить на такое признание лучшего друга. — Ты боишься, что изменишься ты?
Йору покачал головой.
— Я боюсь, что изменилась жизнь. Ты всегда был гораздо лучше меня. Ярче, талантливее… Теперь ты добился всего, чего хотел, и теперь у тебя нет нужды держать себя в рамках. И я не знаю, есть ли в ней место такому, как я.
Йору собрал все силы, чтобы посмотреть Йо в глаза.
— Но я… — ему казалось, что он сейчас расплачется. — Я не хочу расставаться…
Йо засмеялся, и Йору не смог закончить. Ему стало обидно. Смех, который он услышал, когда попытался честно высказать, что у него на душе, отдавался звуком пощечины.
— Эй-эй, стой, Йору, ты меня не понял, — подмигнул ему Йо. — Видишь лестницу? — Йо указал на поворот на одну из узеньких улочек. Мне кажется, на крышу того здания можно залезть.
Он взял Йору за руку и потащил за собой, а тот не мог сопротивляться.
И вот они стояли на крыше. На ней не было ничего, кроме блока вентиляции, а высокие здания загораживали всё вокруг, но всё равно это место отличалось от других, в которых Йору доводилось бывать в городе. Здесь они были одни.
— Йору, ты же помнишь среднюю школу?
— А? — указал на себя Йору. На этот раз уже он не понимал, к чему клонит Йо.
— Во время обеда мы всегда собирались и шли на крышу, сидели там вдвоём. А здесь тоже крыша.
Йору кивнул. С этим фактом было сложно поспорить.
— Я должен перед тобой извиниться. С тех пор, как мы переехали сюда, я стал уделять тебе меньше времени. Дела, работа… Это всё было сложно.
— Я понимаю, — Йору действительно понимал, но если бы это могло его успокоить, проблема решилась бы гораздо быстрее.
— Но даже если моя жизнь изменилась, я бы не хотел, чтобы менялся ты.
Йору посмотрел на Йо, и тот улыбнулся.
— Да, это другой мир, другая жизнь. Но я не хотел бы терять тебя. Если я пришёл сюда с тобой, это значит, что ты мне нужен. Поверь, ты сильнее этого города. Такой, какой ты есть. Заботливый, уютный, домашний, ворчливый…
Йо снова рассмеялся.
— Боже, я, наверно, такие глупости говорю.
— Нет-нет, это я смутился, — Йору подошёл к Йо ближе, тоже улыбаясь.
— Я тоже не хочу тебя потерять, Йору. Я могу забыться на время или отвлечься на что-нибудь ещё. Но насовсем — не хочу.
Над ними было звёздное небо, и они были одни во всём мире, совсем как тогда, в Наре.
Тот маленький мир, что полюбил Йору, был не вокруг — он был внутри них. И всегда будет с ними, где бы они ни были. Эта мысль была такой простой, а Йору только сейчас её понял.
И тогда он решился: будь что будет.
Их первый поцелуй был нежным, как тёплый ветер сентября, и Йору чувствовал запах травы, которая росла на той поляне, аромат желтеющих листьев деревьев и утренней росы.
На этот раз Йо не собирался уходить.

Они спустились с крыши в молчании, и первым вопросом, который задал Йо, был:
— Слушай, а ты не хочешь зайти куда-нибудь после этого поесть?
— Пошли ко мне домой. Приготовлю карри. Тебе вроде нравилось.
— Как в старые добрые времена?
— Ага!
Йо улыбнулся ему, и эта улыбка смотрелась так красиво в свете фонарей.
Над ними было другое небо, но теперь это совсем не имело значения.

URL записи

@темы: tsukiuta

URL
Комментарии
2015-09-28 в 21:27 

Aelen
Вы никогда не пройдёте свой путь до конца, если будете останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку.
Apple horse,Старайтесь, и всё получится :heart:
Мне очень приятно слышать эти слова)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Samedi

главная